Печать

Буддизм в России: интервью Тэло Тулку Ринпоче радио «Эхо Москвы»

Опубликовал: Валерий Павлов 10 Июнь 2010. Опубликовано в Новости

ОЛЬГА БЫЧКОВА: Добрый день, это программы «Мы». У микрофона Ольга Быкова. Сегодня наш гость – верховный лама Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче. Добрый день г-н Ринпоче, спасибо большое, что Вы приехали к нам, я знаю, что Вы в Москве здесь по своим важным делам. Попрошу Вас сейчас рассказать, по каким именно. Я скажу только, что в этом разговоре нам помогает Юлия Жиронкина, представляющая фонд в защиту Тибета в Москве. Итак, в Москве Вы г-н Ринпоче, официально или культурно?

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Я думаю, что можно сказать и так, и так. И по личным вопросам тоже. В Калмыкии нет международного аэропорта, поэтому всякий раз, когда мне приходится лететь в Калмыкию, я всегда прилетаю через Москву. И всегда использую эту возможность для того чтобы встретиться со своими друзьями, с другими людьми, и по ходу дела выполнить какую-то важную работу. Так же я выступаю с лекциями, беседами перед теми людьми, которым это интересно.

О. БЫЧКОВА: Ну, вот наши слушатели могут сразу задаться вопросом, почему верховный лама Калмыкии говорит по-английски. А Вы по-русски вообще умеете говорить? Вы же давно в Калмыкии живете?

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Пока еще я не очень комфортно чувствую себя в русском языке. Потому что все равно я говорю по-русски, но делаю ошибки. Я понимаю, что у этой радиостанции очень высокий статус и очень хочу донести очень ясно свое послание, без ошибок.

О. БЫЧКОВА: Спасибо Вам. Почему так получилось, что Вы говорите по-английски, о Вашей биографии, о Вашем происхождении мы расскажем немножко позже, а сейчас я хочу Вас попросить обратиться к большой политике. Некоторое время назад министр иностранных дел России Сергей Лавров сделал ряд заявлений, которые касались отношений между Китаем и Далай-ламой, между Россией и тибетским правительством в изгнании, между Россией и Китаем, одновременно около месяца назад далай-ламе отказали в российской визе для посещения Калмыкии по Вашей фактически инициативе, которая организовывалась поездка. Можно ли сказать, что позиция России в отношении Тибета меняется. Или все-таки нет? Потому что комментарии по этому поводу самые противоположные.

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Визит далай-ламы в Россию, я хочу очень ясно это подчеркнуть, не имеет никакой политической окраски. Мы говорим о визите пасторском, визите религиозном, духовном. Но мы должны, конечно, оценивать реальное положение вещей, каково оно. Если говорить о буддистских республиках России, то с точки зрения политической чем-то помочь Тибету мы не в силах. И мы не утверждаем так же, что далай-ламы это политический лидер буддистских республик. Он наш духовный лидер. Если говорить о Калмыкии, то у нас есть политический лидер, это Кирсан Илюмжинов. На уровне России у нас есть президент. Президент Медведев. Поэтому когда мы говорим о визите далай-ламы то это визит, не связанный с политикой ни в коей мере. Но с другой стороны те отношения, которые связывают российские и буддистские республики и далай-ламу это не что-то новое. Что зародилось 5 или 10 лет назад. Это очень древние отношения. Если брать Калмыкию, то эти отношения насчитывают уже 4 столетия. Я считаю, что, конечно, визит далай-ламы крайне необходим, сейчас самое время для такого визита. Почему? Сегодня на уровне федерального правительства мы очень много слышим о необходимости нравственных ценностей, секулярной, светской этики. Как нам изменить образ мышления людей. Как нам привнести в их систему ценностей ценности нравственной этики. С помощью закона мы никак не можем этого достичь. Навязать это каким-то образом. Но духовно здесь может сыграть очень важную роль. Но для этого нам необходим человек, который бы пользовался бы непререкаемым авторитетом. Человек, который мог оказать массовое влияние на сознание людей. На их сознание, на духовность, и наилучшим кандидатом здесь, конечно, был бы далай-лама. Я, как духовный лидер республики Калмыкия, конечно, в рамках Калмыкии на духовном уровне я обладаю каким-то авторитетом. Я, безусловно, согласен с российским правительством, когда они говорят, что необходимо преподавать духовно-нравственные ценности, необходимо их развивать. Но как, например, я, являясь верховным ламой Калмыкии, отправляюсь, скажем, в Туву, или какой-то другой административный округ, для того, чтобы говорить о духовных ценностях. Или в какой-либо другой регион России. Для этих людей я всего лишь брат по вере. Если же говорить о далай-ламе это человек с колоссальным статусом не только в буддистском сообществе, но так же и на уровне международном. К тому же он лауреат нобелевской премии мира. Именно поэтому он так много путешествует по всему свету, и куда бы он ни приезжал, он говорит о своих трех основных обязательствах. Первое, пропаганда общечеловеческих ценностей. Нравственная этика, секулярная этика, это все то, что напрямую связано с нравственными ценностями. Очень четкая связь здесь прослеживается. Второе обязательство – пропаганда взаимопонимания, или диалога между различными религиями. Это тоже очень важно для современности. Потому что если все религиозные организации будут жить отдельно друг от друга, соответственно налицо будет непонимание между ними. Непонимание влечет за собой барьеры. Невозможно создать гармоничную атмосферу. А это само по себе может вести к негативным последствиям. И наконец, его третье обязательство, это борьба тибетского народа. Когда мы говорим о его визите в Россию, давайте оставим в стороне этот третий пункт. Давайте сконцентрируемся на первых двух его обязательствах. Пропаганде человеческих ценностей и религиозной гармонии. Россия с гордостью заявляет, что на ее территории присутствует 4 признанных вероисповедания. Разве не хорошо было бы, если бы смогли эти религии максимально сблизить между собой. Сегодня такие сложные времена, мировой кризис, экономический кризис, это влияет на жизни людей, на их психологию, на их сознание, людям, безусловно, нужно духовное руководство в такие трудные времена.

О. БЫЧКОВА: Извините, я Вас перебью. Тем не менее, политика вмешивается. И в эту сферу тоже. Все-таки как Вы оцениваете позицию российского руководства по отношению к далай-ламе и всему комплексу проблем, связанных с Тибетом и Китаем. Почему Россия продолжает придерживаться этой позиции уже на протяжении длительного времени.

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Совершенно ясно, что экономические интересы сегодня становятся более значимыми, чем даже права человека. Как я уже сказал выше, это время, время выживания. Россия и Китай на сегодняшний момент являются наибольшими союзниками. Посмотрите на Совет безопасности ООН, когда страны Европы и другие страны «за», есть две страны, которые выступают нередко против – Россия и Китай. Посмотрите на ситуацию с НАТО. Когда могущественные державы пытаются работать сообща, есть две сильные страны, которые нередко выступают против. Россия и Китай. Посмотрите на ситуацию с Ираном, на все эти страны, которые выступают против развития ядерного оружия. Есть две страны, которые оказывают поддержку политически и с помощью финансов — опять Россия и Китай. Есть множество факторов, которые можно учитывать. Но мне кажется, очень большая ошибка, которую Россия допускает, когда она ставит бизнес превыше общечеловеческих ценностей, прав человека, свободе вероисповедания, свобода совести.

О. БЫЧКОВА: Тем не менее получается, что эта ситуация неразрешимая и путь далай-ламе в Россию и также отношения с тибетским правительством они останутся в таком же состоянии закрытом, как сегодня.

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Все меняется. Меняется политика, меняются правительства, меняются президенты, меняются отношения. Поэтому я стараюсь сохранять оптимизм, и я надеюсь, что возможно найти дипломатическое решение, которое удовлетворит все стороны.

О. БЫЧКОВА: Люди в Калмыкии были разочарованы этой новостью, что далай-ламе не дали визу? Что вам говорили люди?

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Безусловно, люди были очень разочарованы. В этом году мы отмечали 65-летие победы во Второй мировой войне, ко мне пришли ветераны, которые сказали: мы не думали, что чувства китайского народа важнее, чем наши чувства. Мы тоже отдавали свои жизни, наши семьи рисковали своими жизнями, как насчет наших чувств? И я так много отдал для этой страны, и мое единственное желание до того, как умру, увидеть его святейшество и помолиться ему.

О. БЫЧКОВА: Ну, я надеюсь все-таки, что Вы, как человек молодой, извините меня за такую фамильярность, Вы увидите еще это, наверное. Еще все впереди. Или это сказал ветеран?

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Это были слова ветерана.

О. БЫЧКОВА: Извините. Да, понятно. Ну, что ж, мы сделаем очень небольшой перерыв в программе «Мы», я напомню, что в студии «Эхо Москвы» Тэло Тулку Ринпоче, верховный лама Калмыкии. Мы вернемся сюда после небольших новостей и очень небольшой рекламы.

НОВОСТИ

О. БЫЧКОВА: Итак, мы продолжаем программу «Мы», у микрофона Ольга Бычкова, мой гость сегодня верховный лама Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче. Мы говоримо ситуации, ну, в предыдущей половине нашей беседе мы говорили о несостоявшемся визите далай-ламы, о позиции России по отношению к правительству тибетскому в изгнании и по отношению к Китаю, выбор сделан в пользу второго. Директор фонда «Сохраним Тибет» Юлия Жиронкина помогает нам, спасибо Вам в этой беседе. Итак, наш гость говорит по-английски. Вы родились в Америке, в калмыкской семье. Расскажите, как получилось, что Ваша семья, Ваши родители оказались так далеко.

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Мой отец родился в Калмыкии, во время Второй мировой войны он был захвачен в плен немецкой армией, он оказался в Германии. В конечном итоге немцы проиграли в этой войне. Но мой отец так и остался в Германии. После этого он долго эмигрировал по разным лагерям беженцев Восточной Европы. Моя мать родилась в Югославии в Белграде. Ее родители представляли одну из первых волн эмигрантов, которые эмигрировали в Югославию.

О. БЫЧКОВА: Они эмигрировали из Калмыкии, из Монголии? Из Калмыкии.

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: В конце 40х начале 50х, мои родители перебрались в Америку. Я родился в Америке, и с самого юного возраста мои дедушки, бабушки с обеих сторон были очень религиозные, верующими людьми. Так же в нашем сообществе были монахи, которые эмигрировали из Бурятии, Монголии, Калмыкии. И эти монахи очень дружили с моей семьей. Вот так сложились какие-то кармические связи. Я чувствовал близость к этим монахам, мне было очень интересно с ними общаться. И я всегда с самого юного возраста хотел сам стать монахом. Поэтому когда мне исполнилось 7 лет, мои родители захотели отправить меня в монастырь. Ведь тогда в Америке не было таких монастырей. А учитывая ситуацию в Тибете, в Тибет я тоже не мог отправиться. А если говорить о Монголии и России, то это были еще коммунистические страны, и там тоже невозможно было получить буддистского образования. Поэтому единственное, что мне осталось, отправиться в Индию. Вот так в 7летнем возрасте я оказался в буддистском монастыре Индии.

О. БЫЧКОВА: Я читала в одном из Ваших интервью, что Вы даже не знали о том, что Вы калмык. И у Вас было сложное понимание того монгол Вы или калмык по происхождению. И это знание пришло к Вам не сразу. Расскажите, как это получилось.

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Когда я рос, мои родители и все мы не очень понимали, какова ситуация в Калмыки на настоящий момент. Но мои бабушки, дедушки, родители знали только одно, что весь народ был отправлен в изгнание в Сибирь.

О. БЫЧКОВА: Т.е. это были 70е годы, это была холодная война, чтобы было понятно.

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Депортация состоялась в 40х во время периода Сталина. И они не знали, что было потом. Смогли ли люди вернуться в Калмыкию, и вообще существовала ли Калмыкия, как республика, как народ. На всякий случай родители говорили нам, что мы монголы. Но исторически так и есть, мы и есть монголы. Но им было гораздо проще говорить нам, что мы монголы, нежели объяснять всю эту калмыцкую историю. Потому что тогда, если посмотреть на карту мира, то трудно было сказать, где Калмыкия. Монголия хоть, по крайней мере, была на карте мира.

О. БЫЧКОВА: Когда Вы первый раз оказались в Калмыкии?

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Мой первый визит состоялся в 91м году. Сначала я полетел в Монголию. Более-менее мы представляли уже тогда, что все-таки мы калмыки, но у нас не было точной информации.

О. БЫЧКОВА: А кем Вы были в то время в 91м году?

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: В тот момент у меня не было никакой должности. Я просто индивидуально. Я полетел в Монголию, меня туда направили заранее, чтобы подготовить предстоящий готовящийся визит далай-ламы в Монголию. Я должен был познакомиться с ситуацией, которая сложилась на тот момент. Но потом визит далай-ламы был отменен, и я получил телеграмму немедленно отправляться в Бурятию. Вот так я оказался в Бурятии. В Бурятии мне сообщили, что далай-ламы посетит и Калмыкию тоже. Когда я был в Бурятии. Приехал далай-лама, меня послали заранее готовить уже следующую калмыцкую программу. Вот тогда я впервые узнал, где Калмыкия. Я думал, что, наверное, Калмыкия где-то рядом с Бурятией, может быть, одну ночь на поезде, и я там окажусь. Тогда в Бурятию из Калмыкии приехала группа калмыков. Они хотели посмотреть, как готовить визит далай-ламы. Вместе с ними я должен был лететь в Калмыкию. У нас был, конечно, языковой барьер, никто не говорил по-английски. А мой калмыцкий язык был уже забыт к тому времени. Да и они тоже особо по-калмыцки не говорили. Мы сели в самолет. И они сказали, что мы летим в Москву. Я вспомнил эту карту, на которую я прежде смотрел. Монголия здесь, мы летим в Калмыкию, интересно, почему мы летим в Москву? Я не мог никого спросить, потому что некого спросить было. И вот мы сели в Москве, там и провели 2 дня. Потом мы сели на следующий самолет и полетели уже в Калмыкию. У меня не было под рукой карты, и я все еще не понимал, где я и куда лечу. И когда прошла пара дней моего пребывания в Калмыкии, меня пригласили на Каспийское море, чтобы посмотреть цветы лотоса, которые зацвели. Когда я попал на Каспийское море и мне сказали, вот оно Каспийское море, я подумал, нет, это невозможно, это слишком далеко. В ту ночь я вернулся в Элисту и сказал: пожалуйста, дайте мне карту.

О. БЫЧКОВА: Наконец.

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: И был журналист, который вместе со мной путешествовал. Сейчас его уже нет в живых. И он показал мне на карте, где находится Калмыкия. И рассказал мне эту краткую историю о том, как калмыки оказались на Волге.

О. БЫЧКОВА: Вот расскажите нам такую вещь, которую мы совершенно не понимаем на самом деле. Вас признали новой реинкарнацией великого индийского святого, который дважды воплощался во внутренней Монголии и трижды в Монголии. Это я читаю по тексту, потому что я боюсь что-нибудь неправильно сказать. Вот это что значит, вот лично для человека, который родился в США, считает себя калмыком и одновременно кем-то еще. Как это все происходит вообще?

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Все буддисты верят в реинкарнацию. Если говорить обо мне, я действительно был признан воплощением очень великого святого, буддистского учителя, наставника. Но я не единственный такой лама, которого признали перевоплощением. Честно говоря, я считаю, что и Вы тоже являетесь реинкарнацией. И каждое живое существо, которое населяет нашу планету, так же реинкарнацию. Важность распознавания новых реинкарнаций высоких лам, или святых заключается в том, что это позволяет распространять учение, нести дальше ту или иную легенду. Продолжать прекрасные деяния, которые человек начал в прошлом рождении. Потому очень важно распознавать тех людей, которые прежде достигли определенной популярности и много сделали.

О. БЫЧКОВА: Как это происходит, как это случается? Как это произошло с Вами?

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Очень много факторов здесь играет свою роль. Есть кармические факторы. Если говорить обо мне лично, мой предшественник был монголом. Он эмигрировал из Монголии в 50х годах, в США. И когда он прибыл в США, у него возникли связи с местным калмыкским сообществом эмигрантов, которые жили в Америке. Между ними возникли отношения. Он скончался в Америке. И его следующему воплощению надо было где-то рождаться. Я родился в калмыкской семье. Разумеется, никто не знал, кто я такой, и никто не делал каких-то предсказаний по этому поводу. Однако я помню, что другие детишки хотели быть полицейскими врачами, кем-то еще, президентами. Но я всегда говорил одно и то же: я хочу быть монахом. Это показалось всем очень странным. Я говорил уже, что мои родители были людьми глубоко верующими. И они подумали: какой-то смысл в этом есть. Вот с этим они послали меня учиться в монастырь в Индию. В монастыре были старшие ламы, старшие монахи, они видели во мне какого-то необычного ребенка, особо талантливого ребенка. И они сказали: может быть, это поведение ребенка объясняется тем, что это воплощение какого-то высокого ламы. И тогда они проконсультировались с далай-ламой. И далай-лама сказал: дайте мне список монгольских лам, которые не так давно скончались, за последние 10–15 лет. Я не знаю, что после этого делал далай-лама, как он проводит подтверждение реинкарнации. Но через некоторое время пришло от далай-ламы письмо с признанием. Там было написано: да, этот ребенок является реинкарнацией такого-то ламы.

О. БЫЧКОВА: Почему должно пройти 10 или 15 лет? А сколько вообще лет должно пройти между воплощениями? Есть какое-то правило на этот счет?

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Нужно было посмотреть мое предшествующее воплощение. Он скончался в 58м году, а я родился в 72м. Есть какой-то перерыв. Просматривается разрыв. Но с другой стороны там были и другие ламы. В списке значились и другие имена, которые так же были монголами и так же скончались. И его святейшество далай-лама хотел видеть всех кандидатов и попытаться прочувствовать, кем из них являюсь я.

О. БЫЧКОВА: Но как Вы это чувствуете сами для себя? Ну, как это быть одновременно одним человеком и другим человеком?

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Знаете, я к этому отношусь спокойно, не поднимаю из этого шума. Потому что опять же каждый человек перевоплощается. И я чувствую связь, которой связаны все люди, которые живут на земле. Все мы перерождаемся снова и снова. Мы, так или иначе, связаны друг с другом. Либо мы были близки в прошлой жизни, или в будущем нас как-то сведут жизненные пути. Именно поэтому в буддизме так много говорим о том, что так важно любить друг друга, чувствовать сострадание, доброту, проявлять терпение, уметь прощать. Потому что в будущих рождениях мы будем связаны. А в прошлой жизни, возможно, вы были моей матерью, сестрой, или братом. Или наоборот. Поэтому мы подчеркиваем, что любить друг друга важно. Между нами кармическая связь. Если ее нет сейчас, она непременно появится в будущем. Я стараюсь не относиться к себе, как к какому-то особенному, уникальному человеку. Я лишь ношу это название, что я человек особенный. Но у меня те же самые страдания, та же боль, которую испытывает любой другой человек. Разумеется, когда тебя именуют высоким ламой, это накладывает огромную ответственность. У меня огромная ответственность, я должен нести дальше легенду, которую начал мой предшественник.

О. БЫЧКОВА: Как складывается Ваша жизнь, особенно, может быть, вначале Ваша деятельность в Калмыкии. Потому что, например, в нашей студии ровно на Вашем месте, по-моему, неделю или чуть больше назад был президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов. И он рассказывал в частности о том, что в Элисте до сих пор стоит памятник Ленину, который не убрали. А только повернули в другую сторону, чтобы он смотрел не куда-то, а куда-то. И это касается, разумеется, наверное, не только памятников. Это касается всевозможных других аспектов жизни в Калмыкии, того, как она организована. Как мыслят люди, как они себя ощущают. Как Вам в этом всем живется?

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Я считаю, что для меня там очень комфортно. С точки зрения духовной, материальной, и, разумеется, есть много разных стран, много разных сообществ, которые с точки зрения материальной, если говорить только об этом, конечно, преуспевают по сравнению с Калмыкией. Но все зависит от нашего образа мыслей. Для меня иметь крышу над головой и кусок хлеба этого достаточно. Уровень жизни, жизненные стандарты все это зависит от нашего к ним отношения. Как мы рассматриваем реальность, как мы к ней относимся. Для меня все нормально, все подходит. Я вырос в стране третьего мира в Индии. Поэтому для меня Калмыкия – это даже лучше, чем то, что я мог бы ожидать. Если говорить о людях, с которыми я общаюсь на ежедневной основе, разумеется, приходиться слышать недовольство, какие-то жалобы.

О. БЫЧКОВА: Люди бедно живут в Калмыкии?

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: С точки зрения духовной у нас все прекрасно. С точки зрения материальной, разумеется, у нас есть пока отставание, недостатки. Но это ведь не только в Калмыкии. Но, с другой стороны, есть множество других стран, жизнь которых гораздо беднее, чем в Калмыкии. Это все проблемы социального характера. И все это носит характер временный. Это можно избежать, преодолеть. И я понимаю, что если говорить о России, то изменения не могут произойти в одночасье. Они потребуют времени.

О. БЫЧКОВА: Что для Вас было самым сложным, когда Вы начали свою жизнь и свою деятельность в Калмыкии?

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Когда я начинал работать в Калмыкии, у меня не было опыта. Мне было всего 20 лет. Взять на себя ответственность духовного лидера…

О. БЫЧКОВА: В 20 лет Вы стали уже верховным ламой Калмыкии?

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Да.

О. БЫЧКОВА: В 20 лет так бывает?

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: В моем случае не было другого кандидата. Выбора не было. Тогда в Калмыкии не было никаких ученых лам, монахов. Они либо ушли из жизни, либо их убили во времена репрессий. Я был единственный калмык, который был наилучшим кандидатом на этот пост. И я верю в карму. Были кармические причины, обусловившие мое рождение калмыком. Были кармические причины, что меня в столь юном возрасте отправили на обучение в Индию. Я вижу в этом кармический знак. Хотя у меня не было опыта. Не было необходимых знаний. Передо мной встала эта тяжелая задача. Мне было 20 лет. Я приехал в коммунистическую страну. Мне пришлось иметь дело с коммунистическим менталитетом. И я пытался вести эту линию возрождения буддизма.

О. БЫЧКОВА: Кирсан Илюмжинов уже был президентом в это время?

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Нет.

О. БЫЧКОВА: Но вскоре стал после…

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Я стал верховным ламой в 92м, и он президентом стал через год. Я начал немного раньше.

О. БЫЧКОВА: Но он старше, чем Вы, т. е. он был более опытным человеком.

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Было такое энергичное движение. Потому что в нашей республике были одновременно молодой политический лидер и молодой духовный лидер. И по сей день нас связывает добрая дружба. У нас всегда очень открытые беседы. Мы много путешествовали вместе. Но если мы хорошие друзья, это само по себе не означает, что мы во всем согласны. Это природа вещей, природа реальности. Но самое главное, мы стараемся оба работать во благо людям.

О. БЫЧКОВА: Извините, мне просто так интересно задавать Вам вопросы, что я так и не дослушала до конца ответ на вопрос, что же было самым сложным.

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Оказаться в очень непривычной для тебя окружающей среде, среди людей с другим менталитетом. Отсутствие опыта. Вот это, наверное, две самых больших сложности. Не иметь под рукой ни советника, ни учителя, людей, которым ты мог бы безгранично доверять, вот это было самым сложным.

О. БЫЧКОВА: И все это в 20 лет, между прочим.

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Да. Но мы сейчас все выросли, стали людьми зрелыми, научились на своих ошибках, на своем опыте. И мы будем всегда двигаться в правильном направлении, если нам хватит терпения, если мы будем сохранять оптимизм, не будем утрачивать надежду, и если будем верить.

О. БЫЧКОВА: В Калмыкии действительно люди искренне и широко и по-настоящему являются буддистами, не номинально?

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: С одной стороны, каждый калмык считает себя буддистом. Когда мы говорим о буддизме, то налицо несколько факторов. Буддизм для нас не только религия, а так же часть нашей культуры, нашего образа жизни, нашего менталитета. Мы давно говорим о менталитете, то буддистское мировоззрение, прежде всего, ненасилие, сострадание, в этом смысле мы в большей или меньшей степени следуем этим принципам в Калмыкии.

О. БЫЧКОВА: Т.е. Вам достаточно того, что ментально Ваши сограждане в Калмыкии являются буддистами именно ментально.

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Наверное, не только ментально, но и духовно. Но не нужно забывать, что мы все еще продолжаем этот процесс обучения людей подлинной сути буддизма. Они еще это познают. Ведь мы так много утратили. Наше мировоззрение на сегодняшний момент оно вывернуто наизнанку. Все материалы, которые у нас есть, книги, тексты, все это в какой-то момент мы потеряли, утратили, все было сожжено. Мы начинаем с нуля. Каждый калмык говорит: я буддист. Но когда его спрашивают: почему ты считаешь себя буддистом, то получаешь разные ответы. Большинство людей говорит: разумеется, я буддист, я ведь калмык. Как будто это передается генетически. Но, однако, буддизм – это не связано с генетикой. То, что ты калмык – вот это определяется генетикой. А буддизмэто то, что у тебя в уме, в сознании. Это то, во что мы верим. В чем мы принимаем прибежище. И если я буддист, каковы мои принципы. Итак, будучи калмыками, мы считаем себя буддистами, мы верим в буддизм твердо. И если мы принимаем прибежище, если говорить буддистским языком, в трех драгоценностях, в Будде его учение, в карме, и в общении практикующих санкли, вот только тогда можно говорить, что мы на самом деле буддисты.

О. БЫЧКОВА: Самое последнее Вы остаетесь верховным ламой Калмыки навсегда?

ТЭЛО ТУЛКУ РИНПОЧЕ: Разумеется, изменения возможны. Я ищу тех людей, которым можно было бы потом передать мои полномочия. Сегодня целый ряд монахов, студентов, учеников обучается в монастырях. Я искренне надеюсь, что когда они закончат свое обучение, это молодое поколение сможет понести дальше мою работу. И тогда я смогу больше времени посвятить своей собственной духовной практике, своему собственному духовному развитию. Потому что за последние 16 лет, пока я нахожусь на посту верховного ламы, я упустил множество возможностей для собственного роста. И я ушел из монастыря, отправился в Калмыкию еще даже не завершив полных курс обучения. Я надеюсь, что я смогу вернуться и продолжать свое обучение. Я не считаю себя развитым в духовным отношении. Но впоследствии я надеюсь получить необходимые знания путешествовать больше по миру и делиться своими знаниями с другими. Особенно с людьми, которые живут здесь в России. Я вижу, что интерес в России к буддизму сегодня растет. И налицо недостаток в материалах, книгах, учениях. Новые буддисты действительно нуждаются в руководстве. Являясь буддистом, являясь калмыком, я чувствую, что это моя ответственность дать знания тем людям, которые в них нуждаются.

О. БЫЧКОВА: Спасибо большое. Верховный лама Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче был сегодня с нами в программе «Мы». Спасибо Вам.